Зеленский Сергей Васильевич

zelensky Родился 22 июня 1956 года в г. Надворная, Ивано-Франковской области, Украина.
В 1977 году окончил Ленинградское высшее общевойсковое командное дважды Краснознамённое училище им. С.М. Кирова. В 1991 году окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе в Москве.
Службу проходил:
1977-1980 гг. – командир учебного мотострелкового взвода, заместитель по технической (артиллерийско-технической) подготовке командира учебной роты БМП 332 гв. учебного мотострелкового полка 92 гв. учебной мотострелковой дивизии Краснознамённого Одесского военного округа.
1980-1981 гг. - командир учебного мотострелкового взвода 335 гв. учебного мотострелкового полка 92 гв. учебной мотострелковой дивизии Краснознамённого Одесского военного округа.
1981 г. – командир роты мотострелкового батальона 335 гв. учебного мотострелкового полка 92 гв. учебной мотострелковой дивизии Краснознамённого Одесского военного округа.
1981-1982 гг. – командир 1 десантно-штурмовой роты ДШБ 70 гв. ОМСБр 40 ОА Краснознамённого Туркестанского военного округа (ОКСВА, г. Кандагар).
1983 г. – старший помощник начальника оперативного отделения (по планированию десантирования) 70 гв. ОМСБр 40 ОА Краснознамённого Туркестанского военного округа (ОКСВА, г. Кандагар).
1983-1985 гг. – начальник штаба – заместитель командира учебного мотострелкового батальона 335 гв. учебного мотострелкового полка 92 гв. учебной мотострелковой дивизии Краснознамённого Одесского военного округа.
1985-1987 гг. – командир мотострелкового батальона 89 гв. мотострелкового полка и 329 гв. мотострелкового полка 28 гв. мотострелковой дивизии Краснознамённого Одесского военного округа.
1987-1988 гг. – командир мотострелкового батальона 523 мотострелкового полка 12 мотострелковой дивизии 39 армии Забайкальского военного округа.
1988-1991 гг. – слушатель командного факультета Военной академии им. М.В. Фрунзе в Москве.
1991-1993 гг. – начальник штаба – заместитель командира 448 мотострелкового полка 465 Окружного учебного центра по подготовке младших специалистов (мотострелковых войск) Сибирского военного округа.
Подполковник, уволен в запас 10.11.1993 года.
Награждён двумя орденами “Красная звезда».
После увольнения из армии проживал в г. Омске.
С 1993 по 2010г. руководил предприятиями ООО "СВ ", ООО "СВ-Регион", ООО "Металл-сервис». Занимался строительством спортивных, развлекательных и детских игровых площадок во всех районах Омска и Омской области. Был постоянным участником и спонсором Общественного Фонда поддержки детского и массового спорта в г. Омске.
Трагически погиб 29 июля 2010 года при сплаве по горной реке «Ока» в урочище Орха-Бом в Саянах, Бурятия. Похоронен в Омске.

Маленькие рассказы о моём друге Серёге Зеленском.

----------------------------------------------------------------------------

Офицерская разведка.

И они пошли. Крадущей походкой, след в след. Мои друзья десантники Сергей Зеленский и Юра Воронов. Ночь подкралась незаметно и, как бывает только в южных широтах, стремительно спланировала на город. Серёга уже полгода командовал первой десантно-штурмовой ротой, а Юру Воронова перевели к нему заместителем из пехоты.
Они уходили на разведку прилегающей местности и для установки сигнальных растяжек. Мы стояли на окраине Кандагара, блокировали город по периметру. Его уже второй день прочёсывли ХАДовцы и Цирандой. Перед этим пять дней бригада была в рейде. Зачищали «зелёнку».
Два часа назад мы сменили свои позиции. Было тревожно. С тыла в темноте угадывалась улица. Спереди к нам вплотную подступали дувалы, какие-то строения, гранатовые сад, виноградники. Посреди виноградника, пирамидой Хеопса, мрачно высилась сушилка. Темень. Ни огонька. Когда луна, а особенно в полнолуние, всё видно, почти как днём. Можно даже читать! Но луны не было. Только время от времени, то слева, то справа от нас раздавались приглушенные расстоянием шипящие звуки и вспыхивали осветительные ракеты.
Мы, офицеры, поужинали на скорую руку сухим пайком и пили чай, когда разговор зашёл о предыдущей ночи. Вспомнили, как мелкая группа духов пыталась той ночью просочиться в город. Наткнулась на наш секрет. Решила прорваться и завязалась ожесточённая перестрелка. Утром мы увидели, что они даже своего одного убитого не забрали. Но на той позиции была сравнительно открытая местность, а тут… И тогда Серёга сказал: «Надо ставить растяжки». В общем-то, дело обычное. Но это днём, когда тебя свои страхуют со всех сторон. Конечно, правильно было бы вызвать опытных бойцов, поставить задачу. Но нужно знать Серёгу! Сказал, что пойдёт сам. Взял с собой только Юрку. Глупо? Наверное. Ведь случись что, рота сразу бы осталась и без командира, и без его заместителя. За такой поступок его даже наказать должны были примерно. Казалось, что это безрассудство и глупое геройство.
Но я знал, Серёга как раз и не исключал такого поворота событий и не хотел рисковать людьми. Всё обошлось. Серёга с Юрой вернулись. А две растяжки ночью сработали: раздался свист, начали взлетать сигнальные ракеты. Может, собака, может человек, не понять. Постреляли в ту сторону бойцы немного, всё тихо. А утром проверили, - нет ничего. Сняли оставшиеся растяжки и после обеда стали вытягиваться в колонну для следования в бригаду. Закончился ещё один рейд.

База на трёх границах.


Вечер. Сидим в офицерской палатке одной из рот ДШБ. Дуемся в карты, нарды, шахматы. Чаи гоняем. Вдруг заходит незнакомый офицер и форма на нём незнакомая. Потом я узнал, что называют эту форму «песчанкой». Офицер представляется, как командир отдельной роты специального назначения армейского подчинения. Со словами «принимайте на постой!» начали знакомиться. И только потом, когда спецназ разместился в ДШБ и переночевал, после обеда следующего дня я узнал у Серёги, что полетят они все вместе на вертолётах к пересечению трёх границ Афганистана, Ирана и Пакистана. По данным разведки в том районе находилась большая перевалочная база душманов с оружейными складами, подпольным госпиталем, командным пунктом. Прошла ещё ночь. Ранним утром, в сумерках, ещё до того как проснулась бригада, со стороны аэропорта «Ариана» раздался нарастающий гул переходящий в басовитый рокот. Это надо было видеть! Незабываемое и впечатляющее зрелище! Всё небо заполнили вертушки: и транспортные, и вертолёты огневой поддержки. Они шли волнами. Я смотрел во все глаза. Какой-то необъяснимый, распирающий душу восторг от этой мощи! И где-то там летели наши ребята из десантно-штурмового батальона, Серёга Зеленский, кабульский спецназ и парашютно-десантный батальон из Витебской дивизии (стояли в Лашкаргахе, по нашему – «Лашкарёвка»).
Они вернулись на следующий день. Операция прошла успешно. Трофейное оружие брали только в единичных экземплярах, как образец, - это чтобы вертолёты не перегружать. Остальное подрывали там на месте. Все ребята были возбуждены, ротные рассказывали о своих боевых задачах и как с ними справились. Помню, Серёга говорил, что трудно было определить территорию сопредельного государства. Граница-то на местности никак не обозначена! Так что, с большой долей вероятности можно констатировать, что друг мой Серёга тогда побывал и в Пакистане, и в Иране. И до сих пор у меня хранится фотография, где Серёга Зеленский с другими офицерами из ДШБ перед самым вылетом в неизвестность, на пересечение трёх границ. Все молодые, весёлые, уверенные в себе. Одним словом: голубые береты. И их девиз «Никто, кроме нас!» .

Караван.


Сергей Зеленский, после успешного командования десантно-штурмовой роты через год был назначен помощником начальника оперативного отдела бригады. Собственно говоря, именно этот отдел и разрабатывал все наши боевые операции, рейды, сопровождение колонн, «реализации» налётов авиации, основываясь на оперативных данных, задачах, стоящих перед бригадой, информации разведки. У нас в бригаде часто бывали наши советники, якшались с разведчиками, с оперативным отделом. Казалось бы, штабная работа!
Но нет. Летать «на караваны» - была одна из задач, стоящих конкретно перед Серёгой. И он мне рассказал.
А дело было так. Серёга стоял оперативным дежурным по бригаде, я попал к нему помощником дежурного.
Раньше, когда Серёга командовал ротой, палатки ДШБ и танкового батальона стояли рядом, и мы виделись часто, вместе коротали вечера. Или когда наша рота придавалась для усиления 1ДШР в рейдах, вообще всю операцию были рядом. Теперь Серёга жил в штабном модуле, встречаться мы стали гораздо реже. А тут такая оказия. Конечно, я стал расспрашивать его о новом назначении, о должности, об отделе, о предстоящих операциях. Было 5 часов утра, мы только что поменялись местами: Серёга сел к пульту оперативного дежурного, я занял его место на топчане. Его рассказ, каким я его помню, спустя три десятилетия. «Пару дней назад вернулся из пустыни. Летал с группой из разведроты на караваны к пакистанской границе. Вертушки выбросили нас часов в 12 ночи возле тропы и упорхнули. Договорились с вертолётчиками, что они заберут нас обратно на рассвете. Разбились на две группы, одна оседлала барханы с двух сторон в одном месте тропы, а другая группа засаду сделала дальше по тропе метров за триста. Не успели освоиться, как сигнал от первой группы поступил «караван». Сомнений в том, что везут оружие, не было. Только под покровом ночи делаются злые дела. Принял решение, брать караван без стрельбы. Если получится без шума, то до рассвета ещё пару троп можно будет успеть проверить. Эффект внезапности должен был сработать. Караван был большой , сопровождавших караван духов было не меньше нас. Мы материализовались с трёх сторон одновременно. Погонщики верблюдов впали в ступор. Но шок у них быстро прошёл. Все были вооружены. Завязалась рукопашная схватка.
- Вон, посмотри, не успел отстирать…».
И Серёга указал взглядом на свой бушлат, который висел у меня в изголовье. Одна пола бушлата была в бурых пятнах. Опускаю подробности рассказа, дабы уберечь некоторые нежные натуры от потрясения. Да. Война – это грубая и тяжёлая работа. И жестокость там, увы, присутствует. Не будем приукрашивать. А в караване том было много оружия и боеприпасов. Развьючили верблюдов , сгрузили всё в сухое русло реки. Успели досмотреть ещё одну тропу. А утром забрали трофеи и вернулись в бригаду. Второй орден «Красная Звезда» Серёга получил за караваны. В том числе и за этот.

Шуба.


Москва. 7 ноября 1988 года. Красная Площадь. Я со своей маленькой дочкой гуляю возле Кремля. Только что закончилась праздничная демонстрация. По-зимнему очень холодно, но на Красной площади много народа. Вдруг в толпе я вижу человека со спины и на нём очень знакомая мне шикарная волчья шуба.
Зеленский? Подошёл сзади, хлопнул по плечу, воскликнул:
- «Брателло!».
Человек резко повернулся ко мне лицом, на котором в мгновение промелькнула целая череда эмоций: недоумение-удивление-радость-восторг. Невероятно, но факт. Я со спины среди сотен и сотен людей узнал Серёгу! Обнялись.
- Как? Где? Откуда?.
Оказывается, он учился в это время в Военной академии им. Фрунзе, а я в Бронетанковой академии им. Малиновского. Потом мы долго сидели в кабачке, вспоминали друзей, боевые будни. И в следующий год нашей учёбы мы ездили друг к другу в гости в наши офицерские общежития.
А ведь я видел эту шубу всего один раз в жизни! И с тех пор прошло больше четырёх лет. Я улетал по замене в Союз. Серёге до своей замены оставалось ещё полгода. Я пришёл попрощаться к нему в штабной модуль. В это время у него были наши советники, которые привезли ему волчью шубу из Кабула. Ну, кто был в Афганистане, помнит. Война войной, а там, в кантинах и дуканах была возможность за афгани, обмененные на наши чеки, купить джинсы, батники, дублёнки, японские часы или магнитофон, в общем, всё то, чего в Союзе тогда не было в свободной продаже. Серёга примерял шубу. Я тоже примерил её на себя. И вот, не подвела меня моя хорошая зрительная память!
Спустя много лет мы встретимся с Серёгой снова. Тоже на Красной площади. Только в мае месяце. Эта была встреча кандагарцев в Москве 2 мая 2009 года. Мы не виделись с ним 21 год. И мы со смехом вспомнили этот случай, эту наши необыкновенную встречу здесь же, на Красной площади. Серёга был жизнерадостный и жизнелюбивый человек. Любил шутить. Увлекательно и смачно, что называется «в лицах», рассказывал всякие истории из жизни. Почему-то они все были всегда весёлые. Всех поддерживал.
В общем, такой «афганский Василий Тёркин». Он никогда не унывал. И его обычным обращением ко мне было «Брателло».
Господи! Упокой его Душу!
Смерть самых лучших выбирает, И дёргает по одному. Ещё один ушёл во тьму, Не буйствует и не скучает… (В. С. Высоцкий)

Сергей Купцов.
 Командир 1 взвода 1 танковой роты, 70 гв. ОМСБр (Кандагар) 1981-1983 гг.
 

70 ОМСБР