Вся жизнь на одной фотографии

biryukov-death


Деревня Мокеево Зарайского района Московской области, 1981 год.
На ящике, в котором "цинк",  т.е. цинковый гроб с телом командира 3 взвода 3 десантно-штурмовой роты десантно-штурмового батальона 70 ОМСБр лейтенанта Бирюкова С., сидят родной дядя Бирюкова и сопровождающий, это Дивин Александр, командир взвода связи в то время.
Героизм одного человека всегда является следствием безответственности других...
Какая была необходимость заходить так далеко светлым днем, всего в количестве 28 человек, без поддержки бронетехники, не говоря об авиации, в "зеленую зону", сплошь состоящую из виноградников, фруктовых садов, разделяемых друг от друга высокими глиняными дувалами (сплошными заборами высотой около двух метров и толщиной порядка сорока сантиметров?
Помимо этого местнось испещрена ирригационнными арыками - а они были разные, это ручьи шириной от метра до четырех, как правило достаточно глубокие, и с крутыми берегами.
Умереть за тысячи километров от дома за что?
На тот день вообще не ставилась боевая задача что-то "прочесывать"...
По сути это было банальное "сопровождение", из Союза шла большая автомобильная колонна с грузом продовольствия и боеприпасов в 70 мотострелковую бригаду, которую нужно было прикрыть от возможного нападения "духов".
От первого лица, т.е. командира , читаем:
«... Группа, которую я возглавлял, возвращалась после проводки колонны, и на нас была устроена засада.
Но я знал, что в этом районе, в ближайших двух кишлаках не должно быть много душманов. Спрыгнув с брони, мы – двадцать восемь человек вместе со мной – вступили в бой и стали теснить противника по зелёнке в сторону ближайшего кишлака. Душманы, отстреливаясь, начали медленно отходить. Мы продолжали преследование.
И вдруг меня как током ударило – «духи» затягивают нас в мешок!
И «духов» этих самых не десяток-два, а более двух сотен (а кто их считал?-ред.).
Откуда их столько взялось, стало ясно только после боя.
Было как раз время мусульманского Нового года, а его у мусульман принято встречать всей семьей, и в кишлаки, в свои дома, к своим семьям собрались все воюющие с нами боевики.
Паники у нас не произошло, хотя как прорываться назад к оставленной броне, было совсем не понятно.
Ставлю командиру одного из взводов (Бирюкову) задачу: попытаться найти проход в этом шквале огня. И они нашли: по старому руслу арыка группа стала по-пластунски приближаться к оставленной бронетехнике, заняла круговую оборону.
И тут на наше счастье - показались два вертолета. Молодцы летчики – сразу сориентировались в обстановке и за три захода, расстреляв весь боекомплект, намного облегчили наше положение.
В этот момент разрывной пулей ранило того самого лейтенанта, который нашел сухой арык – нашу дорогу жизни. Кровь била фонтаном. Я потом спрашивал докторов – спасти его можно было только на операционном столе. Вечная ему памятью...
Но отвлекся.
Так вот, посылаю к бронетехнике командира гранатометного взвода, чтобы по рации запросил помощь - батальон и вертолеты. «Вертушки» прилетели и снайперски – до «духов» от нас было 40-45 метров – ударили по противнику.
А батальона обещанного все нет и нет.
Надвигаются сумерки.
Тогда принимаю решение: двадцати бойцам открыть шквальный огонь, не обязательно прицельный, и прорываться во весь рост к бронетехнике. Еще шесть человек, также шквальным неприцельным огнем, прикрывают прорыв. Так мы и прорвались. Все валились от усталости, радостно обнимаясь с механиками, остававшимися у машин, воды – ни капли.»
Безумно жалко вот таких молодых парней, погибших за тысячи километров от родного дома...
Единственное утешение, что Сергей достойно погиб, спасая своих товарищей...

За какой-то абстрактный интернациональный ( как пелось в одной песне - интернужный), язык и не поворачивается произнести это слово, так называемый долг?
Какой долг? Кому?
Обществу, живущему в 13 веке?
Кто им должен? Бирюков? Я? Вы? За что и сколько?
Развязываюся войны порой из-за пустяков,  а в дальнейшем всем уже не важно, из-за чего все началось, и мы воююем из чувства мести за своих погибших друзей, и наши чувства подогреваются "мифическими интернациональными долгами.

А в селе Макеево в честь Бирюкова Сергея названа улица. На здании Печерниковской восьмилетней школы, в которой Сергей закончил восемь классов, установлена мемориальная доска. В Летуновской школе, где Сергей заканчивал 9 и 10 классы, в музее есть небольшая экспозиция, посвященная ему.
И еще, это очень важно, после смерти Валентина Федоровича, отца Сергея, т. Зина с дочерью Ниной продали родительский дом в деревне Латыгори и на вырученные деньги построили перед Макеевским кладбищем часовню. 

Большое спасибо Кутырину Андрею, который не забывает и навещает родных Бирюкова Сергея.

Горин Олег

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

70 ОМСБР