Особист – это не враг, но и не друг для отдельных

article-sinko-001Не многие знали, что при батальоне был оперуполномоченный особого отдела, а в простонародии "особист".
А чем он занимался? Нужен ли он?
Судите сами, но в тех странах, где в вооруженных силах нет сотрудников государственной безопасности (национальной безопасности), происходят военные перевороты, боеготовность и дисциплина не на должном уровне, процветают злоупотребления служебным положением, коррупция и хищения.
В нашей стране в вооруженных силах Особые отделы образованы 19 декабря 1918 года. Они прошли вместе с вооруженными силами нашего государства уже 96 лет и зарекомендовали себя положительно.
Не многие знают, что в годы репрессий 44 000 сотрудников органов безопасности были репрессированы.
Кроме того, очень много сотрудников погибло в период Второй мировой войны. Да и сейчас принципиальные сотрудники военной контрразведки «как кость в горле у отдельных командиров». Они отстаивают принципиальную позицию, обеспечивают защиту государственных секретов, не позволяют разворовывать военное имущество и технику, злоупотреблять служебным положением.
Хочу рассказать случай, который произошел со мной в городе Москве на Лубянской площади, откуда начинается улица Мясницкая.
Я шел на Б.Лубянку и увидел женщину, которая собирала подписи против восстановления на площади памятника Ф.Э. Дзержинскому. К ней подошли двое молодых ребят, и она им говорит, что он, Ф.Э. Дзержинский, виновен в репрессиях 1937 года.
Ребята стали ставить свои подписи, а я спросил у женщины: «Когда умер Ф.Э. Дзержинский?». Она ответила, что не знает. Я сказал, что он умер в 1926 году, так как он мог быть виновен в репрессиях 1937 года. Молодым ребятам я порекомендовал: «Прежде чем ставить свою подпись, подумать, под чем вы её ставите. Если не знаете, то лучше пройдите мимо, изучите потом этот вопрос более тщательно, не доверяйте никому на слово». А женщина быстро собрала свои вещи и сбежала.
Это я к тому, что органы безопасности и Особые отделы, в том числе, никогда не выпячивали результаты своей работы и достижения. Они работают тихо. Не зря в отдельных гарнизонах сотрудников Особых отделов называли «молчи-молчи».
Я знал многих особистов, сказать, что все они, были идеальными, я не могу. Наверно нет идеальных людей. У каждого из нас есть какие-то недостатки.
Но мы старались не нарушать основную установку Ф.Э. Дзержинского: «Чекист должен быть с чистыми руками,article-sinko-002 холодной головой и горячим сердцем». Большинство сотрудников органов безопасности в войсках владеют несколькими иностранными языками, культурные, юридически подкован-ные, своего рода психологи.
Я лично знаю три иностранных языка. Правильно сказал Олег Афанасьев, всё зависит от человека.
Когда я прибыл в Кандагар в десантно-штурмовой батальон, мне сказали, что десантники не уважают трусов. И я ходил на все боевые.
Комбат Дунаев Валерий Николаевич, хоть на первый взгляд и был суровым, но постоянно переживал за каждого своего подчиненного. На боевых комбат ко мне прикреплял одного или двух десантников.
Однажды два десантника – два брата Великсы из Латвии, спасли мне жизнь, накрыв своими телами, когда в меня  
стреляли. Если честно, то я даже не успел понять, что случилось.
Всегда веселый зампотех Юрилин Виктор достал и закрепил за мной БТР – 70. Он сделал из него «конфетку», несмотря на то, что в батальоне были только БМП-2.
У меня никогда не было проблем с обеспечением БТРа топливом, запасными частями и боекомплектом.
Заместитель командира батальона по воздушно-десантной подготовке Шемякин Дмитрий неоднократно давал мне уроки боевой подготовки в ходе боевых операций.
Однажды на боевых он загонял меня под броню, а сам не успел укрыться и получил травму головы. Я могу им только сказать большое спасибо за хорошее отношение к сотруднику; тот боевой опыт, который я получил и который мне еще очень пригодился; за уроки установления психологического контакта, как с командованием, так и с личным составом боевых подразделений. Я никогда не чувствовал себя посторонним или лишним в батальоне.
Об офицерах и прапорщиках нашего батальона можно много хорошего говорить и писать о тех интересных моментах, которые происходили со всеми нами на боевых. Да и у рядовых десантников было много интересных моментов в ходе проведения боевых операций.
Когда я второй раз попал в Афганистан, я уже обслуживал саперный батальон. Саперы мне заявили, что в составе десантно-штурмового подразделения ходить на боевые – это мелочи, и предложили мне со щупом пройтись по минам при разминировании участков местности. Только после этого саперы приняли меня в свой коллектив. При обслуживании госпиталя мне приходилось быть на вскрытии погибших военнослужащих с целью установления истинных причин их смерти.
article-sinkoПоверьте мне на слово, что это тоже очень тяжело, особенно когда ты знал человека. Конечно, проще мне было при обслуживании подразделений связи.
При прохождении срочной службы на Черноморском флоте за три года я стал радиомехаником 1 класса, радиорелейщиком 2 класса, антенщиком 3 класса, киномехаником и парикмахером. В последующем мне всё это
очень пригодилось. Особистам приходится знать свои подразделения, их особенности, материальную часть. Сотрудники Особого отдела постоянно на острие всех событий.
Поэтому умение работать с людьми – это наша главная задача. А люди бывают разные…
В ходе общения с ними мы совершенствуем свой профессиональный опыт. У меня всегда был девиз: «Век живи, век учись». Правда, отдельные ребята его дополняют: «…, но все равно дураком помрешь».
Всё знать, конечно, не возможно, но к этому надо стремиться. Жизнь заставляет. Приходится постоянно бороться. Поэтому оценку можно давать какому-то конкретному человеку, но не ведомству или боевому подразделению в целом. Высказываемая точка зрения может оказаться и ошибочной. И что тогда?
Обидеть человека легко, а вот сделать его другом тяжело.
Я всегда уважал всех военнослужащих, проходящих службу в кандагарском десантно-штурмовом батальоне, будь то офицеры, прапорщики или десантники. В ответ я получал такое же доброжелательное отношение к себе.
Я вам очень благодарен дорогие десантники.

С уважением, Особист В.И.


P.S 
Лично я никогда не делю служивших в батальоне на истинных десантников и не очень,  да это и глупо это было бы делать в подразделении, комплектовавшемся условно в пропорции 50 на 50.
На любой должности были люди, о которых независимо от звания вспоминают либо добрым словом, либо нет.
...Все "специалисты" - механики-водители и наводчики-операторы БМП, санинструкторы - они же все шли из пехотных учебок, ибо БМП не десантная машина.
Но тем не менее все мы, служившие в кандагарском десантно-штурмовом батальоне, десантники!
...Есть же поговорка, что бывших КГБшников не бывает? А почему это должно относится только к ним?
Бывших десантников кандагарского десантно-штурмового батальона тоже не бывает!

 

Горин Олег

 

Комментарии  

 
#3 Dwain 19.04.2017 09:49
Интересно, спасибо.
Цитировать
 
 
#2 Горин Олег 27.04.2014 09:08
Александр, справедливости ради, этот "боец невидимого фронта" - он есть на сайте, ни от кого не скрывается... Чего ему открываться, от кого? Кого бояться?
Откройте список особистов, все там есть.. Последний в батальоне.
Цитировать
 
 
#1 Александр Гринь 20.04.2014 16:26
За всю историю ДШБ в батальоне не было особиста с такими иницалами. Единственный случай когда особист вышел в рейд с батальоном так это Панджшер 1984 года. Откройтесь"боец невидимого фронта"?
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

70 ОМСБР