Проишествие в южном Кандагаре

Наша память возвращает нас к какому-то году, и к какому-то дню...
Зачем? Именно к этому году?  
Чем этот год лучше, к примеру, 1988 года? Или 2008? И что мы мы ищем в тех осколках памяти? Но мы заходим, режемся об них..
Вот, к примеру, Мосолов из самоходно-артиллерийской батареи. На него очень сильно подействовал случившийся незадолго до этого подрыв во 2 роте - это когда боец наступил на мину, оторвавшую ему стопу и падая, тот локтем попал на вторую мину, лишившую его руки...
Мосолов постоянно после того случая во 2 роте твердил:
 - Я без ноги застрелился бы!
И когда он сам подорвался и ему оторвало ногу, то прежде чем к нему успела подбежать  помощь, он выпустил в себя очередь из девяти пуль из автомата.
Я не очень верю в мистику, но как после этого не поверить в то, что порой мысли материальны.
Самоубийства в армии не приветствуются, и в первую очередь твоими сослуживцами, но с моей точки зрения в данном случае это не самострел... Это... Это как если бы в бою у тебя закончились патроны, и ты предпочел смерть плену!
Я безумно боюсь противопехотных мин нажимного действия типа "пмн", мне они, как ни смешно это звучит, представляются на войне как что-то нечестное, как удар исподтишка. Мины направленного действия типа "МОН-50", выпрыгивающие ОЗМки, растяжки, фугасы - да пожалуйста, это всего лишь один из эффективных инструментов войны, но "пмн", "лепестки" и все такое прочее! Это как удар в спину ножом!
Понятно, что с военной точки зрения такие противопехотки очень эффективное оружие - мало того, что противник теряет как минимум одного солдата тяжело раненым, так еще как минимум двое его должны выносить, то есть уже трое выбывают из строя, да еще какой психологический эффект для остальных...
И ко всему прочему мины дешевы! 
Год назад, на этой же южной окраине города, лишь километр - полтора правее, мы потеряли на подрыве противопехотной мины Миниянова.
Он всего-то отошел метров на несколько в сторону от дороги, как нашел свою мину и умер по дороге в госпиталь. А затем в том же районе на противопехотке подорвался механик-водитель Казимов, потеряв ногу.
Если считать весь Кандагар и прилегающую к нему зеленку враждебной нам территорией (а это так и есть), то южная окраина Кандагара представляет собой сконцентрированный сгусток всей этой враждебности.
Мины, мины, основные потери у нас от них.
... Я иду точно в след в след, нога в ногу, слышно лишь чье-то сопение за спиной да иногда позвякивание оружия.
Наша задача - стать на блок с этой стороны Кандагара. Вокруг полуразрушенные да брошенные дома вперемешку с фруктовыми садами. Гиблое место эта южная часть города, здесь мина на мине и миной погоняет. Здесь их ставили и мы, и духи лет уже шесть - не меньше, с самого ввода войск, как бог на душу положит, безо всяких карт минных полей.
Стоит жуткая жара, да тем более здесь, между домов, где нет ни малейшего дуновения ветра, воздух хоть режь ножом. Душный, пыльный смрад города окутывал нас.
Да что год назад, еще в декабре прошлого года здесь же, на этой самой южной окраине, рота понесла самые большие большие единоразовые потери с 1986 года, при подрыве на фугасе БМП № 437.
Мы тогда так же стояли на блокировке, когда "зеленые", то есть афганская армия, проводили операцию, хотя если быть честным, они только делали вид, что проводят. Простояли мы тогда на блоке недели полторы, обстрелов по нам почти не было, полная благодать, словно мы не на войну выехали, а на природу, на пикник - и это бестолковое стояние в некотором смысле даже утомило...
И вот, наконец, поступила команда "снимаемся!".
До сих пор , когда слышу звук ударяющегося топора о металл, меня по старой памяти пробивает дрожь по всему телу и перед глазами всплывает подорвавшаяся 437 и ротный Афанасьев со взводным Филимоновым, достающие из разорванной перевернутой машины механика-водителя...
...Мы стояли на левом фланге участка, занимаемого 3 десантно-штурмовой ротой, а место сбора роты было определено на правом фланге, на большой поляне, сразу за группой старшего лейтенанта Пилькевича, и само собой, мы снимаемся первые. Оставив пару растяжек напоследок, начинаем движение к месту сбора батальона. Проезжаем пост "зеленых", мы с ними подружились за это время, они машут нам напоследок с Т-34, он у них стоит на посту в качестве огневой точки, затем машину командира роты Афанасьева, она начинает движение вслед за нами.
Ротная колонна начинает выстраивается на поляне, с другой стороны начинают потихоньку подтягиваться остальные подразделения батальона. На машинах царит оживление, мы обмениваемся приветами, "чижары" летают в поисках сигарет, все в ожидании возвращения в бригаду.
Я стою на первой машине в колонне на ребристом листе, опершись рукой на пушку, глазею по сторонам, и единственное, на что я обратил тогда внимание, что 437 БМП, последней снявшаяся с позиции и подтягивающаяся к месту сбора, ну где-то на полметра-метр шла влево от колеи, "протоптанной" до этого нашими машинами.
Я машинально это заметил, просто по привычке, это трудно не заметить, когда сам до этого уже подрывался и внимание к такого рода моментам стало своего рода фобией... Но тогда подумалось - а какая разница, вправо - влево, в этом месте же вообще ведь дороги нет.. 
Взрыв, вздрогнула земля, дым, пыль, горящий фосфор полетел во все стороны, крики... Никто ничего даже не успел понять, первая мысль - это обстрел из "зеленки" эРэСами! Все упали на землю или прыгнули в укрытие.
Но когда дым и пыль начинает рассеиваться, то перед глазами предстает страшная картина - перевернутая мощным взрывом БМП, в ее днище зияет огромная дыра, стонущие тела вокруг нее, раскиданные взрывом в радиусе десяти метров. Машина ведь ни много ни мало весит 17 тонн, а ее взрывом так легко перевернуло и порвало как тряпку! И это всего в в 100-150 метрах от своей позиции, на которой она находилась около 10 дней! 
Сколько он там пролежал, этот фугас? Ведь понятно, что его поставили не вчера и не пару дней назад, это было нереально...
Это рулетка, в ее плохом смысле - ну надо же так точно на местности без дороги поймать фугас. Со всех сторон, едва опомнившись от секундного шока, к месту подрыва побежали люди..
Я интуитивно в первую очередь ищу своих друзей.. 
Где Модестов Илья, где Коля Поляков?
Вот лежит Агаев, судя по всему, он уже почти мертв. Илья громко стонет, у него растерянное, недоуменное выражение лица, словно его незаслуженно обидели, его голубые глаза широко открыты от боли - думаю, он так до сих пор и не понял, что произошло. Неподалеку лежит Коля Поляков, кто-то подбегает к нему..
У них серые лица, как у мертвых, но это от пыли - так всегда после подрыва, я ведь уже видел раньше такие лица.
- Илюха, успокойся... Все будет хорошо - я говорю ему стандартные фразы... А что я еще могу сказать!? Боковым зрением вижу, как Агаеву пытаются поставить капельницу, но он в конвульсиях умирает у кого-то на руках. У дока, наверное...
Под перевернутой БМП еще два человека, экипаж!
Двери десантных отсеков распахнуты, их открыло взрывной волной, прошедшей изнутри по машине и вырвавшей запирающие замки десантных отсеков.
C большимgorin-insident_01 трудом через десантный отсек мы вытащили из башни наводчика-оператора, Таганова. Он умер в момент подрыва, пол-лица снесено. 
А как достать погибшего механа, Илашева?
Машина перевернута и лежит на башне, ее левый борт слегка приподнят. Подрыв произошел прямо под местом механика-водителя, но тело Илашева вытянуть не получается, нижнюю часть тела держит завернутая вовнутрь подрывом броня.
Что делать? Как доставать?
Его размололо всего так, что он словно ватный, за что не потянешь - отрывается! Тянешь руку-отрывается! Не получается вытянуть ни через люк, ни через проломленную взрывом дыру в днище.
Замполит все рвался всех научить, как и что надо делать, и где он? Вон он уже блюет за дувалом.
А он Илашева только со стороны увидел, а его ведь доставать еще надо!
Мы расстелили под висящим телом плащ-палатку и ротный с командиром первого взвода Филимоновым начали по возможности доставать что могут...
Вот там-то им и понадобился топор!
А как иначе? Замполит все блюет за дувалом...
Мы тем временем переносим подорвавшихся на 437 в плащ-палатке на 432 машину, укладываем их на "ребристый"... Четверо погибших и человек шесть раненых, включая командира 3 взвода Пилькевича.
- Всех загрузили? "Кудрявый", давай потихоньку! - комадует ротный механику Кудреватых.
Машина медленно - медленно трогается..
Надо, конечно, раненых как можно быстрее быстрее доставить в госпиталь, но быстро гнать здесь никак невозможно, очень уж узкая и извилистая улица.
Кудреватых ведет машину виртуозно, едет очень медленно, мы обстановку справа -слева по сторонам контролируем!. Раненые лежат на броне, я сижу слева от пушки - и вдруг огромный хлопок! Подрыв!.
Да сколько можно! Здесь мина на мине! Хорошо еще, что это оказался не фугас!
Дежа-вю..
Я все это где-то я уже это видел.. За полгода у меня уже второй подрыв.. Так и привыкнуть недолго! Главное, что бы не вошло в привычку!
Классический подрыв БМП на "итальянке" - оторвано два катка.
Мина была установлена в дренажной трубе, и основная сила взрывной волны на наше счастье разошлась в стороны по трубе. Ставили, по всей видимости, на скорую руку, торопились, и некогда было закопать что-то более основательное. Раненых на другую машину!
Мы мчимся по середине бетонки, распугивая встречные машины, и в госпитальный двор мы въезжаем прямо на броне с крутым разворотом прямо перед приемным покоем..
В госпитале этому никто не удивляется, да и чем мы можем удивить людей, через руки которых каждый день проходит десяток таких как мы? К броне деловито подскакивают два выздоравливающих бойца с носилками, врачи на ходу осматривают прибывших..

Сутками ранее...
От выстрела рядом я аж подпрыгнул.. Что, уже началось?
- Не стрелять!! Всем отбой тревоги! Это нечаяно было!
- Не фига себе нечаянно? Кто стрелял? Что это было?
- Бречко шел и нечаянно себе в ногу выстрелил.. 
Бречко стоял и страдал от боли в простреленной ноги. Ему перевязывали ногу, сопереживали, окровавленный простреленный ботинок валялся рядом. 
- А как так случилось, расскажи?
- Да вот мы шли, я ствол в руке держал, а палец на спусковом крючке.. Рука устала, опустилась и я нечаянно выстрелил себе в ногу..
- С РПК? Нечаянно? С автомата да, верю - это возможно при его длине, я сам, было дело, нечаянно выстрелил таким же образом, но даже из него в ногу себе не попал..
- Но с РПК при его длине это надо постараться...
- Кость задета? Нет? Ты смотри, какой ты везучий! Пуля точно как по заказу прошла между пальцев... А где ботинок!
На "берце" были видны круги от ствола пулемета. Один нечеткий, его траектория разбила бы кость пальца... А второй четкий, с выстрелом.. Ровно между пальцев!
Удар прилетает Бречко в лицо.. 
- Какая же ты мразь... Ну кого ты хочешь обмануть? Неужели ты вот всех нас за дураков держишь, что никто ничего не увидит и не догадается? Решил соскочить таким вот образом? Страшно стало? Здесь всем страшно, потому как все живые люди и все хотят улететь целыми домой, но каждому нужно этот страх перебороть! С Глуховым, до дембеля, урод, будешь летать!
(Глухов в 3 роте было имя нарицательное, своего рода приговор. Кто это? Скажем так... Это был кто-то, похожий на человека...)
- Все, хорош с ним разбираться, нет времени! Где связь? Давай докладывай на КП батальона, что у нас раненый! Потом решим, что с ним делать! – командует Курендаш.
gorin-insidentРоте, как и батальону в целом, не нужен был залет с самострелом, бойца провели как раненого в бою.
Ему еще и медаль "За Отвагу" затем вручили! Как же, кровь пролил! Тем самым плюнув в лицо парням, не получившим наград, даже простенькой "За Боевые Заслуги", но никогда не косивших и не притавшихся за чужой спиной!
Остаток дня о проишествии уже никто и не вспоминал, ибо в суете было не до этого. Обустройство огневых точек, уточнение секторов обстрела - дел было достаточно.
Занимали фактически круговую оборону, ибо вероятность нападения из тыла, со стороны Кандагара, была не менее вероятной, если не более, чем со стороны зеленки, но ночь прошла относительно спокойно.
Утро очередного дня нас будит очередь из пулемета и крик Смирнова с крыши дома: 
- Духи, духи!
- Группа по местам, к бою! - распорядился командир. - Где духи?
- Там вот, на том краю поляны, метрах в ста пятидесяти отсюда.. Он спрятался сейчас, когда я выстрелил.
- Сколько их? Не ори, показывай давай, где?
Мы смотрим на указанное место минуту, две, три.. Там никакого движения.
- Там точно кто-то был? Или может тебе показалось?
- Да я точно видел! Он выглянул, начал наши позиции высматривать, я выстрелил в него из ПК, а он спрятался.. Да свалил он уже, скорей всего, душара..
- Так, вы трое со мной! Смирнов, с ПК смотри внимательно, прикрывай сверху!
Верить всегда нужно только своим глазам.. А глаза говорили о том, что бабай лежал мертвее мертвого на краю поля, ему пуля вошла точно за ухом и вышла приблизительно так же... Хороший выстрел, просто снайперский, не убавить-не прибавить! Так что убежать он мог только на тот свет. А что самое печальное, не было оружия при нем!
Ндааа!! Нерадостное начало дня... Умом-то понятно, что в такую рань работяг-бабаев под нашими позициями не могло быть в принципе, с "мирными" бабаями была негласная договоренность, что если им что-то надо сделать неподалеку от наших позиций или пройти мимо нас, они всегда спрашивали разрешения, и им почти никогда не отказывали.. Но не в этом случае..
- Смирнов! Зачем ты в него стрелял? Это же "мирный"! Посмотри на него! Он же каждое утро приходил в мое дежурство! - кричит Шакирханов.
- Какого он крутился здесь в пять утра? Весь этот обдолбанный Кандагар знал, что перед нами лучше вот так вот, не предупредив, не ходить даже днем, а он нет? Не знал? Что скоро будет! Сколько вони будет!
- Я тебе повторяю, что он каждое утро так рано приходил!
- А чего же ты не предупредил меня о нем? Да ты достал, Ахмат, кто у тебя здесь мирный! Я откуда это знал? Мне никто про него ни слова не сказал! Я вижу, что кто-то копается под позициями утром рано! А что мне нужно было делать? Пойти спросить, кто он? Они знают, что здесь нельзя ходить? Знают! Я не стрелял в него, я очередь предупредительную дал!
- Это предупредительная очередь? Точно в голову? Сколько проблем ты устроил!
Да уж.. Что делать? Кинуть его в колодец, как будто так и было? Нет, здесь такой вариант не пройдет... Это хоть и нежилая на данный момент часть Кандагара, и вокруг не видно ни души, я уверен, за нами сейчас, как впрочем и всегда, наблюдают десятки внимательных глаз.
Бабы набежали, крик, вой... Бабаи расселись на корточках рядом в ряд, как куры на насесте. Особист, замполит, ротный, командир группы, комсомолец батальона, какие-то местные авторитеты, кто-то еще, "зеленые"...  Да кого там только не было!  Наконец-то тело подняли и унесли, и весь этот базар перед нашими позициями рассосался.
- Чего решили то? - спрашиваем возвратившегося командира группы Курендаша.
- Да вроде уладили, не знаю всех подробностей.. В общем, так! Это был дух, он с раннего утра крутился перед нашими позициями и высматривал! Понятно! Ну а что оружия нет? Спрятал ! Все все поняли! Несем службу дальше! Повнимательнее на постах!
...Но что нам все их эти договоренности... Есть они или нет, это не имеет никакого значения, нас теперь начнут гасить при первой возможности. Долго ждать не пришлось, первый же обстрел произошел уже после обеда, часа в три дня, со стороны города, с крыш домов. Выпустив несколько очередей из автомата в нашу сторону, бабаи растворились в бесчисленных дворах.
- Уроды.. Пользуются тем, что в ответ им по нормальному не ответишь, там же метров через триста начинается уже жилая зона, а метров через пятьсот уже центральная улица! - злился командир. - Не дай бог в кого-нибуль еще пуля попадет нечаянно, вони будет! Тем более, после сегодняшнего случая!
- Кто там у нас с СВД? Сюда его, пусть в эту сторону наблюдает! - приказал он.
Хочу спать, буквально валюсь с ног, а когда прилягу - не спится. Нервы ни к черту... Разбирательства днем с местным руководством по поводу этого бабая, крики баб, обстрел с соседних крыш. Не то что бы жду чего-то особенного после этого неприятного проишествия ночью, тут и без него в этом месте можно огрести проблем, но этот случай спокойствия не прибавляет, конечно.. Кто там на посту? Часовой на крыше мирно спит. Я знаю все от первого до последнего слова, как все будет и что он мне будет говорить: " Я не спал, я только зажмурился, и все такое!". Потихоньку тяну автомат из под спящего, но боец продел руку под ремень, не получается.   Ладно, пойдем другим путем. Тихо снимаю крышку ствольной коробки, вытаскиваю пружину и затвор с затворной рамой, и пинаю спящего!
- Я не спал! - бодро подскакивает и кричит часовой..
- Да ну? Не может быть! А где половина автомата? - он молчит в ответ.
Не спал и все! Пол-автомата нет, а он не спал!
Надо самому хоть немного покемарить, но вместо сна какое-то забытье...
Сквозь этот свой "сон-не сон" слышу, как на крыше дома, где располагался наблюдательный пост, какая-то ругань и кто-то ноет:
- Вы, уроды, имейте совесть, я уже три часа стою, а все еще темно!
- В чем дело? Что случилось тут у вас?
- Мы разделили ночь по времени на всех поровну, в мое время дежурства уже рассветать должно, а где рассвет? Темнота хоть глаз выколи!
- Да? А хочешь знать, почему? Потому что твои хитрожопые товарищи каждый понемногу, минут на пятнадцать-двадцать, переводили время вперед!
Ведь каждый из них думает, что только он один такой умный! Что в итоге получается?
Три человека - это уже погрешность один час! Так что стой и не ной, в другой раз умнее будешь, а утром передавай им пламенный привет!
И эти безумные кандагарские комары. В спальнике спрятаться от них не получается - жарко, антикомарин на них не действует, такое впечатление, что он их своим запахом только привлекает, никуда от них деться! Не знаю, как долго я спал - дремал, погрузившись в темный водоворот мрачных, беспокойный сновидений. Дождь, барабанящий по крыше, раскаты грозы, молния..  Что такое? Это не раскаты грозы, это разрывы эРэСов.. Разрыв, разрыв!
- БМП горит! - раздался истошный крик наблюдателя с крыши.
- Долбанули фосфорными эРэСами! Из укрытий не выходите, пока не осядет фосфор!
Два реактивных снаряда разорвались прямо перед дувалом, за которым была укрыта машина, третий попал в стену соседнего дама. Что ж, неплохо отстрелялись, достаточно прицельно для ночной стрельбы...
Сверху в сторону зеленки ударил пулемет, заухала пушка БМП, к нам присоединились остальные подразделения роты, и вскоре место, откуда был произведен пуск снарядов, осветилось множеством разрывов, там загорелась сухая трава. Двор дома, где большей частью располагалась наша группа, был затянут пылью и дымом, на земле и по стенам было очень много ярких красивых огоньков. Это горит фосфор...
Страшная вещь, водой его не потушить, он просто размазывается и продолжает гореть дальше, прекратить его горение можно только перекрыв доступ кислорода, в нашем случае его землей засыпать надо!
На БМП загорелись привязанные сверху ящики, мы начали их скидывать вниз и засыпать землей и глиной, там помимо патронов были минометные мины, в конце концов возникший пожар был потушен. За последние несколько часов нас обстреляли уже дважды, во второй раз с применением реактивных снарядов.
...А в обед в соседней группе погиб Тунчик Костя!
- Я качаю ему грудь, а там хлюпанье - рассказывал доктор батальона Барановский, - два маленьких осколка прямо в сердце! Выжить без вариантов! Какого хера его понесло в тот двор?
Тунчик вынес ударом ноги дверь, она громко хлопает и заглушает своим треском щелчок запала гранаты, установленной над дверью, и когда он уже собирается войти в дверной проем, раздался взрыв. Много кто до этого погибал, а мне именно его очень жалко...
А жалко, наверное, потому-что он мне меня самого отчасти напоминал в первые месяцы службы.
Когда он пришел из ферганской учебки, его поставили на должность механика-водителя, но у него ничего не получалось! Механик, прямо скажем, он был никудышный, так как вел машину неуверенно, идти точно по колее не получалось - а это ведь вопрос жизни и смерти, в общем, это было не его делом.
А вот сержантом мог бы быть приличным...
Доктор пытался его откачать, но осколки "эфки" попали прямо в сердце... Что он мог сделать!

Горин Олег

подрыв на противопехотной мине

 

Комментарии  

 
#2 Кудреватых Леонид 29.07.2017 08:37
Я, прошу прошение, но получилась какая то окрошка о рассказе того дня.Много неточностей, не спорю, память может притупить события тех дней. но этот день и этот рейд в старый Кандагар ничто не сотрет из памяти. если это описание разных рейдов, то это одно, но если это описание того боевого события когда был подрыв 437, то это совсем одна горькая история в жизни 3 ДШР. У меня до сих пор это все стоит в глазах. тяжело на душе от этих воспоминаний.У меня до сих пор вина на сердце, выбрал бы другой маршрут не было столько смертей и покалеченых того дня.
Цитировать
 
 
#1 Aхматхон 03.05.2012 11:56
Олег ты путаешь некоторые детали,механико м на 437-машине был Илашев а наводчиком оператором Таганов(обе погибли на месте) и прижало ноги у Илашева и доставал его вместе с офицерами его друг и земляк, тогда еще замкомвзвода 1-дшв ныне покойный Касымов Амон со слезами в глазах с помощью топора.
----------------------------------------------------------
Ахмат, спасибо за уточнения, исправил... Будут еще уточнения или дополнения, пиши, буду рад...
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

70 ОМСБР